[ПРО СЕРИАЛ] [МИНИ-СЛОВАРЬ] [ОПИСАНИЕ СЕРИЙ] [НОВОСТИ] [БИОГРАФИИ] [ФАН-КЛУБ] [САУНДТРЕК]




Оливия Уайлд - ёё хочет сам доктор Хаус

Внимание! При перепечатке гиперссылка обязательна! [см.правила]

Княгиня и по совместительству актриса снимается с начала нулевых, однако ей уже есть чем похвастать: ее персона украсила культовый сериал «Доктор Хаус», а в прошлом году Оливии посчастливилось поработать с «Его Чувачеством» Джеффом Бриджесом. Playboy отмечает, что своему псевдониму эта дикая штучка соответствует полностью.

Playboy Ты как-то не особенно светилась в фильмах-экшен. После «Трона: Наследие» ты не почувствовала себя реально крутой девчонкой?
Оливия Да, мне понравилось! В фильмах с большим количеством трюков здорово то, что ощущаешь, будто бы у тебя есть спортивный опыт, которого на самом деле у меня никогда не было. В школе я была помешана на театре и всегда завидовала подругам, игравшим в хоккей на траве или в европейский футбол. У них были особые отношения с тренером, он их всегда поддерживал: «Я в тебя верю! Давай, тигр, уделай их!» Работая с командами по трюкам в кино, я наконец испытала то же. Можешь явиться на съемки слабой, костлявой или наоборот, с 80 процентами жира в теле, и все равно они скажут: «Ты сможешь сделать эти трюки!» Для актеров, которые не были спортсменами в школе, это удивительное ощущение.
Оливия Уайлд — В «Троне» ты щеголяешь в облегающем комбинезоне из светящейся резины. Твой персонаж — стриптизерша из будущего?
— (Смеется.) Мой костюм на самом деле — это самая крутая штука, какую мне доводилось видеть. И он не открывает тела — почти. Но стриптиз в нем исполнять было бы довольно трудно, потому что его почти невозможно снять самостоятельно. Это был бы трехчасовой акт с пятью ассистентами на сцене.

— Видимо, пописать во время съемок удавалось нечасто.
— Да уж, не особо. Все мы были здорово обезвожены во время съемок, но я стараюсь не жаловаться на подобные неприятности. Конечно, не очень приятно четыре с половиной месяца носить резиновый костюм, но все же это был ошеломительный опыт. Эти костюмы созданы по новой технологии. Сканируют тело и проектируют комбинезон полностью на компьютере. Чувствуешь себя, словно внутри настоящего произведения искусства.

— Как известно, твоим партнером в «Троне» был великолепный Джефф Бриджес, которого многие знают и любят как Чувака из «Большого Лебовского». Проявлялся ли на съемках его внутренний Чувак?
— Штука в том, что во многих отношениях Джефф на самом деле и есть Чувак. Он полностью самоумиротворен, чему я пыталась у него научиться, и с ним здорово быть рядом из-за его легкого отношения к жизни. Ну, знаете: «Будь что будет, плывем по течению». Его невозможно вывести из себя. С Чуваком все всегда будет в порядке.

— Твоя настоящая фамилия Кокберн, но ты сменила ее на Уайлд еще в старших классах. Тинейджеру под силу принять такое судьбоносное решение?
— Я решила, что это будет данью памяти писателям из моей семьи, многие из которых сделали карьеру под псевдонимами. Один из моих дедушек сменил имя на Джеймс Хелвик и написал роман «Победи дьявола», по которому потом сняли фильм с Хамфри Богартом. Мне всегда казалось, что иметь псевдоним — это очень романтично. Я честно не предполагала, что люди будут смотреть на него, как на что-то сексуальное: «Wiiild!» Каждый раз, когда про меня публикуют статью, заголовки играют с моей фамилией: Born To Be Wilde или Walk On the Wilde Side («Рожденная быть дикой», «Гуляй по-дикому». — Прим. перев.). Я не то чтобы против, просто не думала об этом.
Оливия Уайлд — В подростковом возрасте ты была действительно довольно дикой: первая татуировка в 13 лет, потом пирсинг, лысый череп и тусовки с уличными музыкантами. Против чего ты протестовала?
— Я не думаю, что я вообще против чего-то протестовала. И уж точно это не было протестом против моей семьи. Наоборот, я отдавала дань семейным традициям — все мои родные преисполнены духом авантюризма и независимости. К тому же мы жили в Нью-Йорке, где довольно легко безумствовать. Живи мы в Омахе, таких возможностей было бы поменьше.

— Твои родители-журналисты посещали объятые войной страны вроде Ирака и Афганистана. Немного повзрослев, ты никогда не ездила с ними?
— Никогда. Они бывали только в по-настоящему опасных местах, где детям не место. Там все серьезно: нельзя оставить ребенка в отеле с няней, а самим отправиться брать интервью у талибов. Они до сих пор путешествуют по самым удивительным местам. Мама сейчас собирается в Йемен для программы «60 минут». И при этом они еще делают вид, что у меня работа куда интересней! Будто драться с воображаемыми пришельцами в кино куда интересней, чем на самом деле сгонять в Йемен!

— Ты больше трех лет играла врача в сериале «Доктор Хаус». Чувствуешь ли себя достаточно квалифицированной, чтобы поставить настоящий диагноз?
— О да, без вопросов. Просто приходите. На съемках сериала я много чего узнала о медицине — типа, какие симптомы у желтухи и все такое. Я всегда ставлю диагноз «желтуха» — глаза желтоватые становятся. Наши глаза соединяются с печенью, и язык тоже. И вот я встречаю знакомого и сразу говорю: «Не может быть, у тебя же желтуха!» Человеческое тело — это же настолько сложный организм, что никаких пределов тому, что с ним может случиться, просто нет.

— Тебе случалось целовать женщин на экране. В чем секрет правдоподобного лесбийского поцелуя, если ты на самом деле не лесбиянка?
— Такой же трюк я использую, когда снимаюсь в фильмах вроде «Трона», и мне надо притвориться, будто я лечу на самолете. Игра есть игра. И намного интересней играть того, кем ты не являешься.

— Твой муж, Тао Русполи, итальянский князь. Что, чисто технически, делает тебя княгиней.
— Технически да, но я так никогда себя не называю. Иногда, правда, мне приходят письма с обращением «Principessa» («княгиня» (итал.). -Прим. перев.). Просто мне повезло быть принятой в интересную семью с долгой историей. Обожаю историю Европы, так что очень здорово знать, что корни нашей семьи уходят в XIV век. Много ли людей могут сказать «Наша семья владеет этим замком с XIV столетия»?

— Большинство людей не могут даже сказать, что у них вообще есть замок.
— Верно. Это потому, что Америка все еще молодая страна. Самое старое здание в Лос-Анджелесе построено, вероятно, в 20-е годы прошлого века. Но замок, о котором я говорю, настолько стар, что кажется, он с другой планеты. Там есть казематы, где когда-то пытали людей; стол, на котором до сих пор следы крови, пролитой столетия назад. В Средневековье вообще было не очень весело жить.

— Ваш брак был заключен в школьном автобусе. Разве княгиня не может позволить себе что-нибудь более экстравагантное?
— Мы этого и не хотели. Автобус был единственным местом, где мы оставались в полном одиночестве. Свадьба была тайной, и мы хотели провести ее в таком месте, где можно было бы спрятаться с лучшими друзьями. Да и клятвы, которые мы давали друг другу, были очень личные. Обычно на подобных мероприятиях все озабочены лишь тем, как бы пустить пыль в глаза; размахом вечеринки, местом проведения, платьем, цветами. Наша свадьба была не такой. Ну ты ж понимаешь, мы поженились на фестивале Burning Man. Мы были хиппанами.
Оливия Уайлд — С таким-то опытом тебе наверняка есть что посоветовать желающим пожить в автобусе.
— Не берите много вещей. Мы привыкли таскать за собой массу ненужного на случай, если вдруг что понадобится. По правде говоря, ничего никогда не надобилось. Так что теперь в путешествия я беру только самое необходимое.

— И что же это?
— Сменная одежда никогда не повредит. А лично для меня самое ужасное — я это унаследовала от папы — застрять где-нибудь без чтения, так что я постоянно таскаю за собой довольно много книжек. Это единственное излишество, которое я себе позволяю. Вот еще к запахам я чувствительна, так что всегда имею при себе ароматические масла. Если застрянешь в аэропорту в Далласе, всегда можно достать баночку и почувствовать себя там, где тебе хотелось бы быть.

— В выходящем скоро фильме «Ковбои и пришельцы» ты играешь участницу восстания против вторжения инопланетян. А ты веришь в существование пришельцев?
— Как говорит Стивен Хокинг, у нас нет причин верить, что они не существуют. Но я не вижу причин для них интересоваться нами, разве что они попытаются остановить нас от уничтожения вселенной. Мне очень нравится клип к песне Моби In This World, где пришельцы — крошечные создания, которые бродят по Нью-Йорку с табличками «Привет!» на разных языках, но никто их не замечает. Откуда нам знать, может, все так и есть на самом деле?

— Ты коллекционируешь классические авто. Твоя машина мечты?
— У меня она уже есть — это Chevy Biscayne 1958 года. Когда я была подростком, то мечтала о Bel Air 1954 года, но эта машина слишком совершенна. А вот Biscayne поозорней. У моего мужа кабриолет Thunderbird 1959 года, он тоже здоровский. Кремовый с красным салоном, похож на акулу. Я люблю наши машины, но мы на них нечасто ездим: все-таки они жрут много бензина и не особенно экологичны.

— Иметь такую машину и не ездить на ней — разве не преступление?
— Ну, наверное. Что в этих машинах особенно здорово — они делают счастливее других водителей. Тебе улыбаются, даже если подрежешь. Но для меня ездить на такой машине не очень благоразумно. Когда я была моложе, я хотела выделяться; теперь же меньше всего хочется привлекать к себе внимание на улице.

— Однажды ты выиграла соревнование по поеданию блинчиков в Австралии — съела 33 за 20 минут. Это твое призвание?
— Я приняла участие в состязании только потому, что все говорили, будто женщине никогда в нем не победить, а подобные утверждения — верный метод сподвигнуть меня на что угодно. Но вообще у меня всегда был хороший аппетит, и мне не так уж просто наесться досыта. Так что, можно сказать, в каком-то смысле это и призвание.

— В кино ты была и блондинкой, и брюнеткой. Блондинки действительно привлекательней?
— Полная чушь. Но я должна защитить блондинок. Я ведь и сама по-настоящему блондинка, поэтому я знаю, как легко удивить людей. Эти тупицы считают, что все мы дуры, пока не встречаются с Хиллари Клинтон. Вот она, между прочим, на самом деле классная и привлекательная — катается себе по разным странам, ест там всякие местные вкусняшки, вообще, здорово проводит время.

— Меган Фокс как-то заявила, что ты настолько сексуальна, что ей хочется «задушить горного быка». Так как ты активная сторонница РЕТА («Люди за этическое обращение с животными»), можно ли завоевать твое сердце обещанием удавить невинную животинку?
— Мне кажется, это была просто остроумная шутка. Обычно комплименты куда более тоскливы, а уж в нашем бизнесе их от коллег и вовсе не дождешься. Кстати, вскоре после этого один из сценаристов «Хауса», мой большой друг, нарисовал горного быка на зеркале в моей гримерке с подписью «Спаси меня, Оливия! Дай Меган себя потискать!».

Биография
Оливия Джейн Кокберн родилась 10 марта 1984 года в Нью-Йорке в журналистской семье. О карьере актрисы мечтала с детства, поэтому сменила несколько различных школ по актерскому мастерству. Голливуд обратил внимание на барышню в 2003 году после ее дебютного появления в малоизвестном сериале «Кожа». За этим последовали роли в нескольких фильмах, названия которых мало что скажут нашему зрителю. Успех и признание Оливии принесло участие в сериалах «Одинокие сердца» и «Доктор Хаус»; за роль в последнем была номинирована на премию Teen Choice Award в 2008 году.

© Playboy
Интервью: Владислав Кpылoв


Оставьте ваш отзыв!

*  отмечены поля, обязательные для заполнения
* Ваше имя или ник:

* Ваш e-mail:

* Кого или что коментируете(например: Хью Лори):

* Ваш коментарий:


Введите код на картинке
Код
  



Доктор Хаус [DR HOUSE M.D.]. Фан-клуб сериала.
2009. [Правила использования материалов с сайта www.housefan.ru]